Уникальный сервис онлайн для студентов www.antiplagius.ru. Поднять антиплагиат.

Это Война?

Сентябрь 1999-го. Бабье лето. "Сентябрь сладок как папиросный дым..." Нынче сентябрьский дым отдает запахом ладана и гексогена. На Кавказе, в Москве, в Волгодонске, в массовом сознании - идет война. Уже идет война. Вскоре она неизбежно приобретет черты тотальности. Все попытки оттянуть ее начало, сперва превентивно вторгнувшись без малейшей подготовки в чеченское логово, затем расписавшись в собственной неполноценности во время Хасавюртской паузы, остались в прошлом. Переговорно-дипломатическая стадия, наследником которой с некоторых пор решил стать некто Березовский, пройдена еще ранее, осенью 1991 года, к моменту принятия Верховным Советом РФ закрытого постановления о ситуации в Чечено-Ингушетии. Военная реальность стремительно и агрессивно вторгается в нашу жизнь, заставляя считаться с собой даже самых закомплексованных из либералов-"государственников".

Что же повлечет за собой неминуемое, теперь уже всеобщее военное противостояние на Кавказе? Горе проигравшим? Вторжение в рабски-дряблую концепцию национальной безопасности элементов пресловутой "позиции силы"? А может быть даже национальный подъем? Заменят ли собой простые и привычные русским мобилизационные методы управления демократические институты веймарской России? Наконец, во что же все-таки выльется наметившаяся за последние годы колоссальная концентрация московской власти?

Полагаю, война спишет все. Все нынешние и недавние грехи и грешки пришедшей "всерьез и надолго" в 1991 году власти неизбежно померкнут перед отвратительной реальностью всеобщей милитаризации. Что там распад Союза, октябрь 1993-го, воровство масштабов 1/6 части суши, какие-то забавы с кредитками и авизо: Война коснется каждого. Любой житель России, а отнюдь не просто российский гражданин или соотечественник, почувствует ее леденящее дыхание на собственном плече. И предстоящие вероятные лишения ни в коей мере не затмят собой жестокость в отношении самого что ни на есть вероятного противника.

Психологиески же к войне все уже давно готовы (классово воевали без перерыва аж с 1917 года). Не хватает лишь какого-то штришка, какого-то процента, своеобразной "взрывной" капли до окончательной завершенности образа кавказского врага, строившегося все эти последние годы в русском сознании. Кто же он, этот враг? Очевидно чеченец, очевидно в союзе с продажным славянином - пособником того же чеченца. Он первобытен, жесток, хитер, вероломен, деловит, агрессивен и одновременно нелеп в своей попытке справиться с взлелеянной веками российской махиной, о которой сломали зубы не один десяток народов и племен за все тысячелетие существования русского государства. Но главное в любом враге - это все-таки то, что он враг, единичный представитель вражьего племени. А следовательно, с военной точки зрения, он и его племя так или иначе должны быть обречены на уничтожение. До полной победы. Без этого в войне нельзя. Без этого войн не начинают и именно этим они всегда заканчиваются.

Способы уничтожения врага как народа (поскольку война идет всегда с народом, в частном случае с государством, созданным тем или иным народом, а не с его конкретными представителями, что есть обычный бандитизм) различны, и никогда их вариативность в человеческой истории не имела особо принципиального значения. Годится здесь и психическое разложение, опора на древние национальные страхи и суеверия, захват и удержание территории, постоянное военно-политическое давление на расстоянии, колонизация, депортация, наконец тотальное физическое уничтожение. В каждом конкретном случае метод определяется по ходу дела и опосредуется уровнем развития атакующего государства и степенью его ожесточения.

Без сомнения, теперь Россия не может себе позволить роскоши воевать какой-то своей частью. Не те нынче времена, не те люди. Если дело с террором пойдет так и дальше, страна может (и неизбежно должна) превратиться в один большой военный лагерь. Да, аракчеевский лагерь, да, сталинский лагерь; а как же иначе!? "Или мы - или они", "Кто не с нами, тот против нас", "Победа или смерть": пора наконец привыкнуть к современности казавшимися еще недавно так безнадежно устаревшими лозунгов. Большевики, оказавшись на 80 лет у кормила государственной власти, пользовались подобным гераклитовым подходом - идеологией борьбы не на жизнь, а на смерть (а согласно Гераклиту раздор есть основа основ властного бытия) - исключительно успешно до тех пор, пока не пришло время партреформации, заставившей, как и положено всякой реформации, понимать буквально "право свободного выхода" из состава Союза, а также наполнившей мертвый термин "демократия" живым и взрывоопасным содержанием. Сейчас большевистский опыт стоит не просто иметь в виду, в каких-то вариантах им необходимо прямо руководствоваться, дабы не потерять в анархии себя и свою страну.

И совершенно не имеет значения, что нынешняя власть продажна до мозга костей, что она держится исключительно за счет собственной мании величия и животной жадности пополам со страхом. Если при этой самой власти вновь наступает время военного противостояния, эта власть, хочет она того или нет, обязана начать играть по жестоким военным правилам. Коней, как известно, на переправах не меняют. Опыт бедного Ники и милого Горби показывает, как власть не должна поступать никогда, чтобы удержать не только самое себя, но и собственно страну и живущей в ней народ, глубоко в душе все еще остающийся русским.

Итак, впереди у России долгая война. Война страшная, война не на жизнь а на смерть. Впереди еще предстоит мрачный переход с мирной на военную логику жизнедеятельности. И чем быстрее абстрактный житель России (а, еще раз повторяю, не только ее гражданин или компатриот) осознает собственную обреченность выйти именно этим путем из текущего кризиса роста, тем лучше для него. Тем лучше и для всех нас, живущих в этой жестокой стране в это сумеречное время. Тем хуже для чеченского средневековья, мнящего себя "вызовом" современной цивилизации. Пусть не надеется Чечня на помощь "братьев" по безумию в разных регионах мира. Ибо со злом человеконенавистничества, рабства и избранничества на нашей грешной планете, как известно, справляются и всегда справлялись силой и только силой, которая потенциально на нашей, русской стороне.

Изнеженным в коммунистической теплице русским предстоит в ближайшее же время привыкнуть не к мелочным придиркам к лицам с чеченской внешностью и с чеченскими паспортами, а непосредственно к массовым и неизбежно кровавым этническим чисткам по чечено-кавказскому признаку. К чисткам, обусловленным не просто ненавистью к врагу, стремлением к справедливому возмездию, но которые главным образом будут вызваны трезвым расчетом с прицелом на спокойную жизнь новых поколений в ближайшие десятилетия. Это суть неизбежно суровое лицо новой Русско-Кавказской войны, неизбежно циничное в своей жестокости и правдивости. Настоящая, а не виртуальная реальность, реальная политика.

И если кто-либо (американцы, немцы, китайцы, русские или негры - не имеет значения) заинтересован в продолжении стабильного существования гигантского русского рынка, в существовании миллиардных сверхприбылей с этой или за счет этой территории, этот кто-то вынужден будет побудить российский электорат к лояльности в отношении мобилизационной политики находящегося у власти военного правительства. Замечу здесь, что время нахождения у власти большевиков позволяло почти 3/4 века выводить из мировой игры огромный социально-экономический потенциал, вынужденно замыкавшийся на себя и сейчас справедливо предъявляющий счет за собственное бездействие ко всем мировую власть предержащим.

Да, снова война. К великому сожалению, к несчастью, война. Война за собственное будущее, за собственное выживание на земле. Война с четко определенным, этническим врагом. Война на уничтожение этого врага. К сожалению, война не религиозная, не за "веру", которой давно уже как и соответствующего "царя" в России нет, а за "отечество". За примитивное, в чем-то уродливое, но необходимое государство, пусть это государство и безалаберно до безобразия. Война за народную свободу против народного рабства. Грядущая битва за жизнь в России.

Да, снова людские и "материальные" потери и потери немалые. Муки крушения массовых иллюзий. Слезы, ненависть, кровь и надежда. Слезы победы, горечь поражений, радость и гордость за своих собратьев, взявших в руки оружие, со смертью врага приносящее мир и освобождение. Ненависть к пацифистам, пособникам чеченского нацизма. Кровь, грязь, пот и потерянность от неизмеримости человеческих страданий. Национальное, этническое противостояние, в котором победит народ, защищающий свободу жить по человечески, а не по волчьи.

Россия должна снова привыкать к тотальной военной терминологии, как она уже привыкла к сводкам с террористических фронтов, к кавказскому рабовладению и развращенному пособничеством зверью в человеческой шкуре. Здесь следует заметить, что выражения "хороший чеченец - мертвый чеченец", "враг народа" и т.п. не должны иметь права на существование после того, как русских наконец перестанут уничтожать, то есть после победы. Но во время военных действий, эти признанные в качестве чрезвычайных всем цивилизованным миром принципы, несомненно полезны и чрезвычайно важны. Более того, все, не способные слепо следовать им во время войны, обречены на заклание. Впрочем, если русские люди хотят по каким-то, быть может религиозным причинам, становиться невинными жертвами азиатского варварства (и это их право), они все же обязаны предоставить возможность другим русским избежать подобной участи.

Уместо еще раз отметить (хотя это и очевидно), что степень ответственности за причиненное России унижение, насилие и смерть ни в чем не повинных людей непременно должна делиться между всеми представителями чеченской диаспоры, разбросанной по свету. Если не уголовная, не материальная, то прямая моральная ответственность несмываемым пятном лежит на всем чеченском народе, аналогично тому как немецкий народ до сих пор не в состоянии смыть с себя смертный грех национал-социализма, терпя и поныне на своей земле иностранный военный сапог, и каждый год взывая своими покаяниями к прощению. Может быть, со временем чеченцы и будут прощены, возможно с некоторыми из них уже и сейчас можно иметь дело, но виновность всего этого "гордого" народа, потворствующего всем мыслимым извращениям человеческой плоти и духа, не вызывает сейчас ни у кого ни малейшего сомнения. Procol dubio.

Угол падения всегда равен углу отражения - согласно Дарвину и Марксу, равно как и Священному Писанию, история имеет свои законы развития. И кто бы как не трактовал эти законы, все они сводятся к одному, причем всегда самому главному: свобода всегда побеждает рабство, как добро побеждает зло, а за ошибкой следует неминуемое ее искупление. В той или иной форме, так или иначе. Как сформулировал один русский поэт в своем призыве к Германскому императору во время Китайской кампании в XIX веке:

Полно любовью Божье лоно,
Оно зовет нас всех равно,
Но перед пастию дракона
Ты понял: крест и меч - одно.

О.Фатов

19 сентября 1999г.